bussy: (Default)
Я вам обещала шедевров из своих новых музоткрытий?
Ну, так вот их есть. Например:

Верните мои краски, верните мои руки
По этим землям ходят улыбчивые суки
Верните мой билет, просроченный на новый век

Забытый человек в окопах Вазастана
И гонит до краев алеющая рана
И смотрят с облаков, укором торопя идти

Несбившихся с пути теперь уже не лечат
Прощальное мерси как новый груз на плечи
Искусственный аншлаг на пьесе о самих себе

Но согревают этот новый мир
Лишь те сердца, что бьются для других
И зависая на кривой строке
Выходят в бездну как в прямой эфир

Забудь любую слабость, прости ей все разлуки
Природа слышит нас, но режут наши звуки
И чаши до краев, и каждый бережет свой плен

Трагедии измен, иллюзии обманов,
Все видят лишь одно, а думают о разном,
И проще промолчать, чем выстрелить по стокам лжи

Над пропастью во ржи все так неоднозначно
Арктический туман похоже будет мрачным
Попробуй отыскать по картам своих нот следы

Но согревают этот новый мир,
Лишь те сердца, что бьются для других
И зависая на кривой строке
Выходят в бездну как в прямой эфир.

(с) Магелланово облако, «Прямой эфир»
bussy: (Default)
Мне сказали, что поэты стали людям не нужны,
Что толпа давно не внемлет обнищавшему поэту,
И поэты населенье беспокоить не должны.
Нету никакой цензуры - но и книжек тоже нету!..

Зазомбировали массы конформист и неформал,
Все в компьютеры уткнулись и самих себя проспали,
Музыкальную культуру подогнали под формат,
Ростроповича купили, а Высоцкого распяли.

Говорят, интеллигентов нынче ждет иная чистка:
Будут брать их, как агентов, и мочить, как террористов.
Всенародную державу пулеметной гладью вышьют
И грузина Окуджаву из Москвы посмертно вышлют…

Время - на гитаре раскол!
Ветер на бульваре Тверском!
Классик, хоть на слово решись!
Здравствуй, виртуальная жизнь!

Мне сказали, что сегодня мир особенно жесток:
Катаклизм за катаклизмом всю планету в дрожь бросает.
А Россия на норд-осте (это северо-восток),
Затаив дыханье, смотрит, как спецназ детей спасает.

Пусть потом вас будет пресса из ушата поливать,
Но - спасибо вам, ребята, что ушли не по-английски!
На солдатские погоны только уркам наплевать.
Их кабацкому шансону так не спеть, как пел Вертинский.

Что поэту девять граммов? Пуля - горе от умища…
И уже под фонограмму распевается "звездища",
Торит чуть ли не на танке путь к попсовому Олимпу -
Отмывать чужие "бабки" и толкать народу "липу".

Осень, - клены ждут холодов
Возле Патриарших прудов.
Мастер, что с тобою? Держись!
Здравствуй, виртуальная жизнь!

(с) Андрей Земсков
bussy: (catwoman)
На самом деле мы хотели покривляться,
На самом деле мы хотели посмеяться,
На самом деле мы хотели поострить,
Но что-то острое нам в горло не влезает,
И что-то праздник постепенно ускользает —
О чем тогда, скажите, говорить!?

Это как бы не по правде,
Это как бы все на сцене,
Это как бы шутки ради,
Без морали и без цели,
Это как бы изначально
Совершенно невозможно…
Почему же так печально,
Отчего же так тревожно
На душе!?

Похоже, мы слегка перестарались,
Добавив жизни этой пасторали;
И вот вам результат — её герои
Вдруг вышли из-под нашего контроля!
Мы ж просто взяли авторство взаймы,
Но мы — не авторы, но авторы — не мы.

На самом деле мы хотели не такого,
На самом деле мы хотели-то благого,
На самом деле мы хотели-то чудес.
Но кто же знает, как оно на самом деле,
Кто ж разберется в том, что мы здесь навертели,
Кто смоет эти крапинки с небес?

Это как бы для примеру,
Это как бы понарошку,
Как бы взяли через меру,
Как бы сделали подножку,
Только, если все условно,
Если как бы всё как будто,
Почему же с каждым словом,
Отчего же с каждой буквой
Все грустней? А?

...Историю заканчивать пора.
Слова теряют смысл, двоятся буквы...
Выходит, жизнь и в сказке не игра,
В ней люди - тоже люди, а не куклы.
Они привыкли к правилам своим,
Так что ж мы за спиной у них стоим?

Мы все пересказали обстоятельно,
Мы правильно сложили обстоятельства,
А коль они артачатся да пятятся,
То завершают пусть самостоятельно.

Коль полюбил езду,
Изволь любить и сани.
Счастливую звезду
Ищите сами.

Если куклы с книжной полки пыльной,
Спустятся на шаткие подмостки,
Что их ждет от встречи с этой былью?
C этой былью все не так-то просто.
Проще, чем таблица умножения.
К общему добру как приложение
Каждому даны два зла — два выхода,
Чем сильнее зло, тем больше выгода.
Как бы ни сложилось, чтоб ни выпало, —
Все зависит лишь от собственного выбора.

(с) Зимовье зверей
bussy: (Default)
Ваше высочество, пишет Вам Ваш придворный поэт.
Это письмо Вы найдёте там, где меня уже, к счастью, нет.
В вашем дворце очень много слуг, но от тоски хоть вой.
А я столько лет ублажал Ваш слух, что едва не утратил свой.

Ваше высочество, я хочу, чтоб Вы не таили зла.
Не жалуйтесь папе и палачу, у них есть свои дела.
Кроме того, никто из них не поймёт, о ком идёт речь.
Вот если бы, скажем, пропал мясник - игра бы стоила свеч.

Ваше высочество, видит Бог, я Вас любил и люблю.
Я отдал бы Вам свой последний вдох, но Вам, а не королю.
Я не чувствую трепета, глядя на флаг, тем паче глядя на трон.
Мне невмоготу воспевать бардак, я слишком сильно влюблён.

Ваше высочество, мое ремесло требует тишины.
Но слуги и фрейлины, как назло, кликуши и крикуны.
Вчера за стеной душили пажа, он жутко хрипел и выл.
В такой обстановке, моя госпожа, я все рифмы забыл.

Ваше высочество, без интриг дворец уже не дворец.
И видимо, это и есть тупик, а проще сказать - конец.
Конец моим грёзам о том, как мы... Ах, не всё ли равно.
Я бегу отсюда, как из тюрьмы, и тоже через окно.

Ваше высочество, я не прочь прощаться хоть до утра.
Но на востоке светлеет ночь, это значит, что мне пора.
Когда Вы получите мой отчёт, я буду уже далеко.
Падает дождь, и река течёт, как пролитое молоко...

(с) Кирилл Комаров
bussy: (Default)
еще стихов. и да, я даже тэг завела.

Ни славы, и ни коровы,
Ни тяжкой короны земной -
Пошли мне, Господь, второго,
Чтоб вытянул петь со мной.
Прошу не любви ворованной,
Не милости на денек -
Пошли мне, Господь, второго,
Чтоб не был так одинок;

Чтоб было с кем пасоваться,
Аукаться через степь,
Для сердца - не для оваций,-
На два голоса спеть;
Чтоб кто-нибудь меня понял,-
Не часто, но хоть разок,-
И с раненых губ моих поднял
Царапнутый пулей рожок.

И пусть мой напарник певчий,
Забыв, что мы сила вдвоем,
Меня, побледнев от соперничества,
Прирежет за общим столом.
Прости ему - он до гроба
Одиночеством окружен.
Пошли ему, бог, второго -
Такого, как я и как он...

(с) Высоцкий/Вознесенский

October 2016

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526 272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 02:43 am
Powered by Dreamwidth Studios